Свято-Владимирский собор    считается одной из архитектурных  жемчужин Киева.  Главное его украшение  - идущая по облакам  Богоматерь с Младенцем, которая  изображена  на  центральном  нефе.  Икона  написана  русским  художником  Виктором Васнецовым, который  сделал и  многие другие   работы   по росписи собора.  Вся жизнь  живописца   была   медленным,  но верным    приближением к этой вершине  художественного  творчества. 

 

 

Виктор  Васнецов  родился 3  мая 1848 года в селе Лопьял Вятской  губернии в семье сельского священника. Прадед, дед, отец  матери также были  священниками, и, казалось, судьба  Виктора тоже  предопределена. После  окончания Вятской духовной  семинарии его  ожидал бы сельский приход и  многолетнее служение Господу среди  бедных крестьян. Однако в   семинарии он   увлекся  рисованием  и достиг больших  успехов.  Ректор  лично благословил его на  учебу в Академии художеств, сказав: «Поезжай в Петербург. Священников много, а Рублев – один…»

Начало творческого пути

Так, 18-летний юноша оказался в северной столице. В Академию он поступил в 1868 году, со второго раза. Здесь познакомился с    И. Репиным,  Крамским,  Куинджи, В. Поленовым... Борясь с нуждой, Виктор вынужден был подрабатывать в журналах, иллюстрировать  книжки для  народа… Через год беготня по редакциям привела к тому, что он сильно простудился и потом еще долго кашлял.  По совету Репина Васнецов  поехал в Украину, чтоб поправить здоровье, но неожиданно заразился  холерой, и его едва удалось спасти.  Считая, что лучшего места для  выздоровления ему  не найти, Виктор отправился на родину.  В Вятке он познакомился с двумя подругами, одна из которых, Саша Рязанцева, стала его любовью на всю жизнь.

В 1872 году Васнецов вернулся в Петербург.  Через два года, на третьей выставке передвижников  он представил  картину «Чаепитие в харчевне»,  после чего за ним закрепилась слава  знатока  народной жизни. В Петербурге же  Виктор пристрастился  к музыке   в доме   Адриана и Эмилии  Праховых. Сама хозяйка дома  изумительно играла на фортепьяно. У них всегда было много гостей. В один из вечеров  Эмилия, обратившись  к мужу и Васнецову, вдруг сказала: « Вам обоим кажется, что вы встретились случайно… И ничего особенного вас не связывает… Но если бы вы только могли посмотреть на самих себя сверху… вернее, из будущего!!!» Тогда мужчины  посмеялись над ее словами, но она оказалась права. Эта удивительная женщина, в которую, кстати, был влюблен Михаил Врубель, наверное, обладала даром пророчества.  Чем еще объяснить   другое  ее  высказывание, обращенное к Васнецову: «Вот при всех  говорю:  высшим вашим  достижением как художника будет женщина! Образ женщины! Идеал!» Виктор, удивившись, вспомнил  свои жанровые картины, которым  до идеала было  далеко. Хоть его полотно «С квартиры на квартиру», выставленное на очередной выставке,  заметил  известный коллекционер  купец Третьяков, Васнецов понимал, что «не нравственно наживать себе славу на язвах жизни». Он стал искать другие темы для своих картин.

1875 год принес ему неприятности. Попечитель Академии художеств великий князь Владимир не разрешил художнику сдать задолженности по общеобразовательным предметам в следующем  учебном году. Виктор понял, что с учебой покончено. Он поехал к Праховым,   которые, как могли, утешали его. В конце разговора Адриан посоветовал: «Поезжайте в Париж! Там продолжите свое образование…»

Годы странствий

В это время во Франции  жили многие русские художники.  Васнецов по приезде поселился у Поленова на Монмартре, на улице Бланш.  Они вместе бродили по Лувру, знакомились с величественными соборами, сидели в парижских кафе. Часто в прогулках их сопровождал Репин. Мимо них шли люди, легкие, красиво одетые, улыбающиеся. Но Васнецову было не до улыбок. Как всегда  у него, бедного вятского  поповича,  было трудно с деньгами. Он ждал перевод из России за проданную картину, а пока брал в долг у друзей, но, как часто бывает, деньги быстро таяли. В итоге ему  пришлось переехать в пригород. Виктор поселился в домике  огородника, с которым познакомился на рынке. Здесь  он начал писать свою наиболее значительную работу этого периода - «Акробаты».

«Нет, - однажды сказал Василий Поленов, -  здесь нам учиться нечему. Поеду  домой». Репин  уехал еще раньше. Васнецов, тоскуя от одиночества,  вскоре тоже покинул  Францию. Миновав Петербург, он сразу направился в Вятку, к своей невесте Александре Владимировне. Нужно сказать, что по тем временам она была  девушкой неординарной. Дочь небогатого купца, Саша окончила женские врачебные курсы Медико-хирургической академии и стала одной из самых первых русских женщин врачей. Сильная, волевая Сашенька выбрала жениха по любви и, вопреки воле родителей, венчалась с ним 11 ноября 1877 года. «Они прожили  вместе  49 лет, вырастили  пятерых детей, были полезны  русскому народу и друг другу»…

Друзья-художники звали Васнецовых в Москву. С переездом  для Виктора начался новый период в жизни и в творчестве. Теперь он знакомился с Москвой, смотрел вместе с Репиным, как расписывают  храм Христа Спасителя,  любовался Кремлем. В 1878 году, как свидетельствуют исследователи, многие русские художники «заболели» историей. Поленов писал терема 17 века, Репин «Царевну Софью», Крамской «Утро стрелецкой казни»… Васнецов взялся за картину «После побоища Игоря Святославича с половцами».

Поиски образа Богородицы

Жизнь подарила ему еще одну прекрасную встречу – с семейством Мамонтовых. Савва Иванович Мамонтов – большой железнодорожный магнат, миллионер – играл заметную роль в художественной жизни столицы  последней четверти Х1Х века. Он был человеком широкой души,  в доме  которого собирались   люди, близкие ему по духу. В имении  Абрамцево Мамонтов предоставил Васнецову мастерскую, и художник начал работать над  картиной «Три богатыря».  Он также  подготовил проект семейной церкви Мамонтовых, написал по просьбе жены Саввы Ивановича  икону «Богородица с младенцем».  Но прежде чем решиться сочинить свой образ Богоматери,  он ездил в Исторический музей, долго стоял перед византийской иконой двенадцатого  века, известной как «Богоматерь Владимирская». Отрешенное от мира лицо Марии Васнецова не вдохновляло.  Он задумал написать свою Марию - русскую заступницу.  И только закончив икону, Виктор преодолел страх оскорбить святыни своей неумелостью.  Его биограф  писал: «Когда перед тобой вся жизнь художника,  удивляешься мудрой ее последовательности, словно кто-то и впрямь вел его со ступени на ступень, все выше, выше, под самый купол  Владимирского собора»... 

 

Адриан Викторович Прахов после открытия киевских фресок в  Кирилловской церкви, Михайловском  монастыре,  стал первым авторитетом в церковной живописи. Именно ему поручили подобрать художников для росписи Владимирского собора. История создания этого храма весьма интересна. В 1852 году в Киеве был воздвигнут монумент святому князю Владимиру. Но киевский митрополит Филарет отказался его освятить. Он сказал: «Князь Владимир Святой свергал идолы, а не воздвигал их. Святить идола не стану! Пусть лучше его императорское величество разрешит подписку на храм!» Царь разрешил. Собор воздвигли в центре, на Бибиковском  бульваре. Строили его более тридцати лет, потому что при возведении купола стены дали трещину, и стройку пришлось приостановить. Десять  лет храм стоял на выдержке. И  только когда увидели, что трещины не увеличились, укрепили стены контрфорсами и продолжили строительство.

Роспись собора

Васнецов сначала отказался от предложения Прахова. Потом примчался в Киев. Первое его впечатление от только что возведенного собора – небольшой, серый…  Но внутри собор оказался  огромным. Прахов сказал: «Весь центральный неф - твой…» Васнецов взглянул  ввысь. «Двадцать три сажени вверх… - рассуждал он, – это ведь все равно, что создать свое небо…  Да, Богоматерь одна, но каждый христианский народ изображает ее так, что она родная именно этому народу! Может быть, только мы, русские, не посмели иметь Богоматерь, согласившись на  византийскую…»

На месяц Васнецов уехал в Италию, чтобы самому увидеть  творения великих мастеров – «Пьету» Микеланджело, работы Рафаэля…  По возвращении приступил к росписи. Рядом с ним  во Владимирском соборе работами художники П. Сведомский,  В. Котарбинский, М. Нестеров,           Н. Пимоненко, С. Костенко и другие. «Ухожу на работу в половине девятого до двенадцати, потом с трех до пяти, - писал он в Москву жене. – Более нельзя работать – темно. Устаю к вечеру очень…» Так он трудился десять лет, из пяти тысяч квадратных метров росписи собора две тысячи  расписал сам. Всего Васнецовым во Владимирском соборе написаны 15 картин и 30 фигур, а также медальоны и орнаменты. Но, бесспорно, главным  его творением, от которого захватывает дух у впервые входящих в храм,  является  запрестольный образ Богородицы. Вот как описывал впечатление от картины современник Васнецова: «Ступая по облакам, как по тверди, шла вечно молодая женщина, прекрасная в материнстве. Ее мальчик рванулся навстречу пришедшим в их дом, всплеснул ручонками.  Он так резко рванулся, что мать прижала дитя к груди. Ребенок прекрасен, за спиной ясное золотое  небо, но в глазах матери нет радости. Она знает наперед, кто ее сын и какая доля ожидает его…»

 

20 августа 1896 года Свято-Владимирский собор в присутствии Николая Второго и его супруги освятили. Это был большой праздник для всех. Художники стояли чуть в стороне,  и на их лицах читались и радость, и печаль из-за того, что работа окончена. Васнецову  в то время было 48 лет. Он еще напишет  замечательные полотна  на исторические темы и на сюжеты русских сказок… Но  если бы он даже не создал больше ничего, прекрасные  росписи  Владимирского собора уже обессмертили его имя.

…«В иконе различают образ – видимое изображение, перед которым люди молятся, и первообраз, к которому они молитвенно обращаются, - разъясняют нам  современные  служители церкви. - Образ пишется художником-иконописцем. Первообраз воспринимается умозрительно – разумом и духовно – душой». 

Все верно, но только в таком шедевре мирового религиозного искусства, каким является  Богородица с Младенцем в Свято-Владимирском соборе Киева,  две ипостаси слились  и   воспринимаются  едино… 

 

На Главную