Мне  было 45 лет, когда я  решила  ехать в Австралию.   Давно расставшись с мужем,  я сама растила  сына  и помогала  материально престарелой  маме. Мне  было всегда нелегко, но вот  наступило время, когда стало совсем невмоготу  - мама начала часто болеть, нужно было учить сына, да и самой хотелось лучшей жизни. Знакомая, уехавшая в Австралию раньше, звала меня  приехать. После долгих колебаний я решилась -  упросила друзей одолжить мне денег и купила тур на Фиджи с пересадкой  в аэропорту Сиднея.   

 

Первые впечатления об Австралии оказались  не очень хорошими.  Когда  подруга встретила меня в аэропорту, и мы ехали к ней домой, Сидней мне показался   большой деревней…  Но потом, когда я прожила  там  неделю,  побродила по улицам, посмотрела достопримечательности, мое мнение изменилось  - этот город очень красивый.  Сейчас, когда я уже несколько лет дома, мне часто снится Сидней такой красоты, которой не увидишь больше  нигде.  Я мечтаю когда-нибудь  еще раз  побывать  там…  

   

Подруга  мне помогла снять квартиру в частном секторе, познакомила со своими друзьями.  Но  у меня не было ни визы  для легальной работы, ни  нормального  английского языка…  После того как  русскоговорящий адвокат помог мне сделать рабочую визу на три года,  я устроилась на работу в компанию, занимающуюся сэконд-хендом. Я почти не знала языка, но там была русская женщина, ее звали Бэла,  она мне помогала.  Первое время  было очень тяжело.  На родине я семнадцать лет  руководила другими людьми, работая на разных должностях в нашем районном центре,  а теперь мне пришлось заниматься сортировкой вещей…   Когда я в первый день пришла на работу, то увидела прибитый к стене полиэтиленовый мешок, в котором извивалась  гадюка, - ее  нашла индианка в одном из мешков с вещами, которые она перебирала. Я – мнительный человек,  с детства боюсь  пауков,  лягушек... Я была в ужасе, подумала, что ни за что не суну руку в мешок...  Я села  и стала  плакать.  Но потом,  поплакав,  вспомнила, что в Украине у меня остались  любимый сын и 75-летняя мама.  Я вытерла слезы и заставила себя  трудиться.  

   

Австралийцы, которые по каким-то причинам занимались   этой низкооплачиваемой  и  не  престижной 
работой, позволяли себе  издеваться над эмигрантами. Они бросали мне  в лицо игрушечных  пауков или змей  и смеялись, когда я кричала от страха.  Были у меня проблемы и с  начальницей  – «супервайзершей».   Я всегда следила за своим внешним видом  и привыкла   при любых  обстоятельствах   выглядеть хорошо. Могла поплакать с вечера  в подушку, а утром приводила себя в порядок  и шла на работу,  как ни в чем не бывало.  Ей это не нравилось, она даже приревновала меня к боссу, который был ее любовником. Но он ко мне просто хорошо относился…  Со временем  она меня просто возненавидела  и  итоге  выгнала с работы. На сэконд-хенде  я проработала год.   За это время   успела освоить английский язык, познакомилась с людьми из  диаспоры. Там были не только русские и украинцы, но и поляки,  можно сказать, что это была славянская диаспора.   Пришло такое время, что уже я помогла супругам-полякам, которые случайно набрели на меня в поисках квартиры.   Позднее  они тоже уехали из Австралии и теперь  работают в Лондоне, свободно приезжая  в Польшу, ведь их страна входит  в ЕС.   Сейчас мы большие друзья,  я даже  внучку свою назвала  Беатой.  Эмиграция сплачивает людей, мы там были как родные,  я  вспоминаю своих друзей  с большой  теплотой.

 

…Затем мне пришлось трудиться  на сборе винограда. Я начинала работу в пять утра - раздвигаешь листья, чтоб срезать виноградную кисть, а там -  паук  размером с ладонь.  Или варан смотрит на тебя выпученными глазами, а хвост его обкручен вокруг трубы, к которой прикреплена лоза.   Он у меня и сейчас стоит перед глазами, и я очень хорошо помню испытанное тогда чувство ужаса и то, что   я  кричала: Help me… Help me. Но мне, конечно же,  никто не помог.  Всхлипывая, я села  на землю между рядами и вдруг увидела, что из норок на меня   с любопытством смотрят  какие-то зверьки… Я стала еще больше плакать, но тут  вспомнила, что, кроме меня   маме  некому помочь. Вытерла слезы, превозмогая страх, начала собирать виноград...  Там я продержалась  полгода.   

 

Потом была работа служанкой у миллионерши, нашей бывшей соотечественницы, которая с дочерью давно приехала в Австралию  и вышла замуж за богатого  индуса.  Она  с мужем владела  несколькими банками,   родила в Австралии еще троих детей -    я   смотрела  за  ее  средними детишками.  Жизнь моя в том доме была сытной и однообразной.  Я откладывала деньги, но по австралийским меркам  это были крохи. Проработав в этой семье  год, я  решила  уйти.   И вдруг судьба свела меня с моим будущим австралийским мужем…

 

В диаспоре  у одной женщины был муж австралиец, а он дружил с  Дэвидом.  Мы все, эмигранты, тяжело работали, но каждую пятницу близкие друзья обязательно  собирались у кого-нибудь дома или в кафе.  Так,  однажды на вечеринке мы и познакомились. Позднее он сказал мне, что,   когда впервые  увидел меня, сразу  влюбился.  Потом, правда,  признался, что найти именно русскую жену (а мы, жители СНГ, для австралийцев все –  русские),   ему посоветовала тетушка, которая  хорошо знала русскую литературу и восхищалась  русскими героинями...   

   

Дэвид   оказался  типичным  австралийским  миллионером - у него было 50 тысяч овец и ранчо за тысячу  километров от Сиднея.  Он владел   большим домом,  окруженным  красивым садом.  Но когда я там побывала и прожила на ранчо два дня, я поняла, какая это глухомань. Мне сразу же подумалось, как много там пауков, змей, кенгуру…  И я среди этого должна была жить? Мне стало жутко.  Он  на три года старше меня, внешне обычный мужчина. Жена давно бросила его, сбежав с молодым любовником, и он по сути сам вырастил трех сыновей. Что сказать, мне он совсем не  нравился.  Но все время работы  в  Австралии   я отдавала долги   и  не могла  даже  собрать денег на обратный билет, а мне хотелось съездить домой, увидеть родных….   Дэвид предложил мне стать его женой.  Побыв на ранчо, я  сказала,  что выйду за него замуж, если он мне купит квартиру. И он сделал это –  купил мне дом в  ближайшем городе.  Я прожила там  полтора года.   Дэвид жил на ранчо, потому что он не мог бросить своих  овец,  но  по пятницам  приезжал ко мне, и мы проводили вместе выходные.  Как все австралийцы, он оказался  и добрым, и скупым.  Чтобы  выслать что-то маме,   мне  приходилось в тайне от мужа  подрабатывать. Я убирала в ближайшей  гостинице.  Если я покупала в супермаркете продукты, он считал каждый огурец,  если  что-то выбрасывала недоеденное - у него становились  квадратные глаза.   …Но, правда, в конечном итоге он купил мне билет, который  я прижала  к груди и заплакала от счастья, думая о том,   что скоро увижу маму, с которой мы не виделись четыре года.   В самолет я села  я со ста долларами  в сумочке, а у меня сын через месяц собирался жениться…

  

Потом, когда я прилетела  и стала жить дома, Дэвид  мне очень помог. Он высылал мне деньги в надежде, что я  вернусь к нему. Причем это были деньги, заработанные очень оригинальным способом. Несмотря на то, что он - миллионер, Дэвид, чтобы помочь мне, не шел в банк и не снимал деньги со  счета. Он брал ружье и уходил  на несколько дней … в лес, который принадлежит ему.   Там он жил в какой-то хижине и стрелял … одичавших кроликов, которых в Австралии водится огромное  количество и которые считаются вредителями.  Потом он этих кроликов  сдавал на заготовительный  пункт, получал за них деньги и отправлял  мне. Вот так. Правда,  за эти деньги я смогла купить небольшой  магазин, мы с сыном и невесткой стали работать и,  слава Богу, дела пошли на лад.    

      

Я обещала Дэвиду, что вернусь. Вначале он мне верил и присылал  деньги на визу и билет, потом,  по-моему, перестал верить,  но мы и сейчас  иногда созваниваемся.  Я хочу поехать в Австралию в гости, но там не останусь.  Там все чужое, ты выходишь на улицу –  и   никого не знаешь, тебе не с кем поговорить.  Последнее время  в Австралии я только то и делала, что  ждала, когда Дэвид приедет. Такая жизнь меня не могла устроить.  Я человек коммуникабельный,  общение для меня много значит. Я не могу жить без друзей, вдалеке от родных.  

    

В начале моего   пребывания в Австралии были моменты, когда я  голодала, на 800 долларов не очень то поживешь, когда нужно  платить за квартиру, высылать деньги маме. Да, Австралия  богатая страна, но  менталитет  ее жителей отличается от нашего.  Австралийские мужчины немного странные, они как дети, бескорыстные, не понимают обмана и в то же время считают каждую копейку… На мой взгляд, наши мужики  интереснее них.  Но я ни о чем не жалею, я счастлива, что увидела другой мир и пожила в нем, счастлива, что была эмигранткой, что я там встретилась с хорошими людьми, что мы дышали одним воздухом.  Я до сих пор  являюсь женой Дэвида, ношу его фамилию. Хочу поехать  в Австралию, может быть, встречусь с ним.    Теперь мне легче в материальном плане, потому что у меня  есть  свой бизнес…  Я могу сама планировать свою жизнь.


                                                                                                                    Алла В.,   Запорожская   обл.

На Главную