Жителям Лесбоса совсем не нравится, что их родной остров у большинства населения планеты ассоциируется с однополой любовью. Кстати, по-гречески название этого места произносится вовсе не «лесбос», а «лезвос». А сами греки в рекламных проспектах предпочитают называть его островом Сапфо. Кто же создал этому райскому уголку такую неприличную репутацию, и почему женщина, не имевшая никакого отношения к однополой любви, стала её символом?

 

Территория любви
Далеко не каждому известно, что Сапфо, которая родилась и жила здесь в VII — VI веках до н. э., была не только знаменитой поэтессой. Она стояла во главе содружества дам, посвящённого музам и Афродите. Рано овдовев, молодая, энергичная, хорошо образованная     женщина     превратила свой дом в «жилище муз», а точнее, создала   особую,   весьма   необычную школу изящных искусств для девочек. В те времена подобных заведений было много, но только для мальчиков. Сапфо же собирала вокруг себя девушек самого благородного происхождения. Отовсюду из Греции, Малой Азии, с островов Эгейского моря к ней приезжали желающие учиться игре на лире,  пению,  стихосложению, танцам.   Представители   знатнейших семейств посылали сюда своих дочерей,   чтобы   обучили   их   не   только изящным искусствам, но и хорошим манерам. Среди красавиц устраивали специальные  состязания,  победительниц  награждали   призами.   Так  что конкурсы красоты — это отнюдь не современное изобретение шоу-бизнеса. Появились они на острове Лесбос и к однополой любви тоже не имеют никакого отношения.

Очень скоро школа Сапфо стала самой известной, на её базе поэтесса создала своеобразный «античный богемный салон» для женщин. Некоторые дамы преодолевали огромные расстояния только для того, чтобы послушать удивительно тонкую и нежную лирику стихов Сапфо, воспевающую любовь и красоту, в особенности женскую. Здесь высказывались и смелые идеи о социальных и культурных реформах в обществе. Но людям, да ещё и женщине, которая так талантлива, богата и независима, всегда завидуют! Не потому ли все прежние достоинства Сапфо как-то позабылись, а наряду с восторженными отзывами о ней и её поэзии стали появляться другие мнения? Поэтессу стали называть «главой куртизанок, вульгарной любовницей и наставницей в распутстве». Особенно подобными «эпитетами» грешил римский поэт Овидий. Именно он первым и создал совершенно иной образ поэтессы. Тому виной скорее является зависть, чем репутация самой Сапфо. Ведь в греческой истории не было прецедентов, чтобы куртизанками становились женщины из знатных семейств, которые к тому же занимались бы запретной любовью у себя дома. Как правило, куртизанки происходили из низших слоев населения или принадлежали к рабыням. Сапфо же родилась в знатной семье. Известно также, что в силу политических столкновений в защиту «аристократического мировоззрения» она была вынуждена бежать в Сицилию, и не одна, а вместе с поэтом Алкеем. А вот склонность Сапфо к однополой любви нигде и никем исторически не доказана.

Территория силы
У самых дальних берегов Чёрного моря (Эвксинского Понта) проживало племя женщин-воительниц, называвших себя амазонками, с центром в городе Фемиксира. Они отлично владеют оружием и правая грудь у них выжжена, якобы, для того, чтобы удобнее было натягивать тетиву.  Отсюда и пошло название “амазонка”, что в переводе означает “безгрудая”. Хотя у отдельных древнегреческих авторов находим опровержение тому, мол, мужчины все это придумали из зависти. У других же читаем: ”Девушкам прижигали груди, чтобы они не мешали во время битвы.” (Диодор Сицилийский).

Согласно легендам, независимые женщины предпочитали жить без мужчин. А для продления рода амазонки нашли оригинальное решение: два месяца в году жили с мужчинами соседнего племени. Через девять месяцев всех родившихся мальчиков возвращали их отцам. Девочек же оставляли в племени и с самого раннего детства воспитывали как будущих воительниц, уделяя много внимания физической подготовке. Малышек учили владеть копьём, мечом, метать дротики, а также искусству верховой езды. Такое воспитание было жизненно необходимым — «нация, где властвуют женщины», много воевала. Амазонок нанимали для участия в сражениях, ведь на поле боя они ни в чём не уступали мужчинам. Такими бы непримиримыми в отношениях с сильным полом и оставались прекрасные воительницы, если бы не скифы.
Именно скифы «укротили» амазонок. Когда к ним пришли прекрасные юноши, женщины были очарованы, но не побеждены.

«Боевое прошлое» мешало им жить так, как это делали простые скифские женщины, которые выполняли рутинную домашнюю работу, не охотились, да и вообще не покидали пределов собственного поселения. Скифско-амазонские семейные пары поселились отдельно, их потомков стали называть савроматами — «народом, которым управляют женщины». Савроматские женщины вместе с мужьями или без них верхом выезжали на охоту, выступали в поход и носили одинаковую с мужчинами одежду. А девушка-савроматка «не могла выйти замуж до тех пор, пока не убьёт врага»! Поэтому некоторые женщины старились, так и не побывав замужем. Скажете: это не про нас, это другая культура! Так долго думали, пока во время раскопок уже в 90-х годах XX века на территориях проживания древних славян были обнаружены захоронения  семьи вождя, где оружие находилось  рядом с женщиной, а ребёнок лежал  на  руке мужчины. Там же выделялось три группы женщин: воительницы  (похороненные с оружием в  руках или с конём), жрицы (погребённые  с  культовыми   предметами)  и... просто женщины (в богато украшенных нарядах). Так что культура  амазонок  не так уж  нам и чужда.  Может быть, именно поэтому в темпераменте славянок есть это отчаянное бесстрашие: «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт...» 

Территория матриархата
В   Китае  на  границе  провинций  Юньнань и Сычуань, на территории  в несколько сотен квадратных километров, проживают 30 тысяч представителей древней и таинственной народности мосо, у которой и поныне сохраняется   матриархат.    Эксперты утверждают, что это место — одно из последних на нашей планете «женских королевств». И отношения между полами здесь царят своеобразные.

Днём влюблённые пары не должны демонстрировать свои чувства друг другу, тем более окружающим — это считается плохими манерами. Лишь поздним вечером мужчина тайком пробирается к жилищу любимой с робкой надеждой на свидание. Ведь именно женщина здесь делает выбор и вольна отвергнуть мужчину, так и не открыв ему дверь. Но у «местных амазонок» сердце не каменное! Недаром здешние молодые женщины поют: «В своей жизни видела я три тысячи мужчин, но ни один из них не пленил моё сердце, как милый а-ся!» Так здесь называют возлюбленного. И когда девушка этого «а-ся» себе наконец выбирает, пара вступает в некое подобие супружеских отношений, прервать которые, впрочем, женщина может в любое время. Для этого она просто не откроет однажды дверь своего дома, ведь любовники всегда живут отдельно. Родившиеся дети принадлежат матери, зачастую не зная, кто точно из мужчин племени является их отцом. Мужчина не обязан нести за своё потомство никакой ответственности.

Женщинам   здесь    принадлежит всё: дома, ценности, земля и прочее движимое и недвижимое  имущество, которое передается от матери к дочери. Испокон  веков  они много работали: уходили  в  поле  рано утром и возвращались вечером, ловили рыбу и пасли скот. Раньше, говорят, и воинское дело знали. А некоторые, особо отчаянные,  даже  разбойничали, отнимая товары у заезжих купцов. Ростом, статью и развитой   мускулатурой   они   и   сегодня превосходят   изнеженный    сильный пол. «Что за женщина,  которая  не может   прокормить    мужчину?»    — восклицают   они,    выражая    лёгкое презрение к тем слабым особам, которые существуют за счет мужчин.

На Главную