"Один из тематических выпусков про­граммы «Доктор Курпатов»  мы посвятили проблеме «взро­слых детей», точнее — проблеме отно­ше­ний между родителями и взрослыми детьми. Мы так и назвали эту программу — «Взрослые дети». В конце концов, если моему ребенку двадцать или тридцать, он же не перестает быть для меня моим ребенком. Я все равно переживаю за не­го, мучаюсь, пытаюсь как-то напра­вить, конт­ролировать и так далее. А как там говорят в народе?.. Малые детки — ма­лые бедки, большие детки... Да, боль­шие бедки.

 

Признаться, когда редакторы предло­жили мне эту тему — мол, многие звонят с такими вопросами, может быть, сде­лаем программу? — я воспринял эту идею, мягко говоря, без малейшего эн­тузиазма. Не потому, что такой пробле­мы не существует, а потому, что решений у этой проблемы совсем немного — примите, любите и живите так, как уж получается в сложившихся обстоятельствах. Поздно пить боржоми, как говорится. Воспитывать ребенка нужно было до двенадцати лет, а дальше — только переговоры. Почему до двенадцати? Об этом я рассказываю в книжке «Первое руководство для родителей. Счастье ва­шего ребенка». Поверьте, есть основания считать это правильным.

Если ваш ребенок вырос — он уже взрослый, самостоятельный человек, а потому всякие попытки родителей как-то его воспитывать заведомо обречены на неудачу. Более того — они откровенно ошибочны, потому что не учитывают самого главного: раз время воспитания прошло безвозвратно, нужно учиться до­говариваться на равных, как с полноценным партнером. Но договариваться можно только в том случае, если у тебя есть авторитет, если тебя любят, если в те­бе заинтересованы. А если ничего этого нет и в помине, прежде не наработано, то… извините.

Конфликты между родителями и взро­с­лыми детьми, к сожалению, — это почти «норма жизни», а чтобы решить эти конфликты, нужно, если по-хорошему, возвращаться в далекое прошлое и менять его до неузнаваемости. Но все мы люди здравые и прекрасно понимаем, что такое развитие событий маловероятно. Про­шлое уже случилось, прошло, и оно было таким, каким оно было, другого прошлого у нас и у наших детей нет и уже не будет. А обиды и взаимные претензии, причем обоюдные — детей к родителям, родителей — к детям, они ведь из глубокого детства идут. В свое время я целую книжку — «3 ошибки наших родителей. Конфликты и комплексы» — посвятил этому вопросу.

В общем, сначала я от темы «Взрослые дети» отказывался со всей возможной настойчивостью. Тем более что все очень шаблонно: читаю подготовленные редакторами истории людей, обратившихся в программу, и понимаю — одно и то же. Родители жалуются на своих взрослых детей, что те, дескать, не такие, какими бы их хотели видеть. Ну, а что с этим поделаешь? Да и кто виноват? С другой стороны, если эта ошибка всегда и везде повторяется, так, может быть, и нужно об этом говорить?..

И потом была программа — «Взрослые дети». И были на ней взрослые дети со своими родителями, и все лечение свелось к банальному переводу с русского на русский. Доктор сидел посерединке и переводил.

Дело в том, что все мы — родители, дети — мы любим друг друга: роди­те­ли — детей, дети — родителей. Много у нас, конечно, противоречий, мы раз­ные, у нас разные взгляды, мы вообще — из разного времени. Но есть главное, самое важное — наша любовь друг к другу. Правда, мы не привыкли ее по­ка­зы­вать, не умеем, более того — смущаемся своей любви к своим же соб­ст­вен­ным родителям, к своим единокровным детям. А в результате у обеих сторон возникает ощущение, что взаим­ности нет, понимания нет и рассчи­тывать не на что. Как следствие — взаимные обиды, претензии и очередное под­твер­ж­де­ние — «не любят». Хотя это не­правда. Любят. Просто нужно уметь об этом сказать.

И мои герои, используя доктора как про­фессионального переговорщика, смо­­­г­­ли, наконец, друг другу в этом признаться. Родители были шокированы, поняв, что их дети, несмотря на все, что они им говорят, их любят. Дети не верили своим ушам, когда, вдруг, слышали в голосе своих родителей нотки искренней, идущей от сердца нежности. Было много слез. Только не от горя, не от обиды, не от чувства безысходности, как обычно, а от радости. Светлой, на­сто­ящей радо­сти. Счастливые такие слезы… И кстати, у этой программы — «Взрослые де­ти» — был самый высокий рейтинг (она не побила только один ре­корд — программы про избыточный вес, но с этой темой, поверьте, никто не мо­жет тягаться). Почему я вспомнил о рейтинге? Потому что эта пустая, по сути, цифра — немое, безголосое, но ясное и точ­ное указание на безусловный факт: проблема «взрослых детей» — пони­маем мы это или нет — касается каж­дого и имеет для каждого из нас осо­бое, исключительное значение.

Наверное, это прозвучит ужасно банально, но все же… любите друг друга. Вы — родители своих детей и дети своих родителей — самые близкие друг другу люди. Но нужно стараться быть бо­лее открытыми со своими детьми, а если родители к этому готовы — то и со своими родителями. Впрочем, с родителей особый спрос, потому что они старше и потому что их место в иерархии внутренних ценностей любого человека — потолок. Нужно научиться восхищаться то­му, как наш ребенок становится взрослым. Давайте покажем ему, что мы и сами готовы к тому, чтобы менять свое поведение в отношении с ним соответственно его взрослости. Давайте будем помнить, что он всегда, сколько бы ему ни было лет, нуждается в нашей любви и наш — родительский — долг: дать ему ощущение, что его любят. Всегда. Несмотря ни на что".

                                                                                                                        Источник: www.kurpatov.ru

На Главную